Акир (ahikara) wrote,
Акир
ahikara

И о политике

А то вот еще был случай.

Работал я как-то почтальоном. Ну, как работал... Подрабатывал. Ну и не то, чтобы уж почтальоном-почтальоном. Синюю сумку на ремне, скажем, так и не выдали. Разносил я, в общем политический спам по почтовым ящикам невинных горожан накануне очередных выборов губернатора. Спам был, как я сейчас понимаю, совершенно ужасный. Черный-черный пиар на дешевой-дешевой бумаге. В лучших традициях российской демократии, прямо скажем. Но меня тогда эти вопросы заботили мало, так что я вполне спокойно раз в неделю обходил свой участок с объемистым рюкзаком и раскидывал по почтовым ящикам полезные приспособления для заворачивания рыбы. В том числе делал это и на задворках улицы Карла Маркса. Если кто не знает - это центральная улица Иркутска. На задворках у нее стояли, как и положено в старых городах, двухэтажные деревянные бараки самого кошмарного вида. Населенные соответствующим контингентом.
Как-то раз я пришел туда и начал исполнять свои профессиональные обязанности. И вдруг услышал, явно обращенный ко мне вопрос: "Слышь, ты че тут трешься?!".

Автором вопроса оказался типичнейший представитель того самого "контингента". Здоровый мужик, в майке и трениках. Естественно очень пьяный и агрессивный. День у него явно не задался (как, подозреваю, не задалась вся жизнь) и он искал способ предъявить свои претензии к мирозданию. Я для этой цели подходил как нельзя лучше. Вид прихиппованный, телосложение хлипкое, какой-то рюкзак дурацкий за спиной. Да еще и трусь тут у соседней двери. "Да я вот газеты разношу", - вежливо ответил я, демонстрируя стопку в руках. Удивительно, но это моментально утихомирило мужика. Видимо, сильно в нем было почтение к печатному слову и он решил что кому попало такую работу не доверят. "Ну-ка, дай", - заинтересованно хмыкнул он. Я отдал ему газетку, в дополнение к той, что уже лежала в его почтовом ящике. "Так это что, против Говорина агитируют, что ли?" - поинтересовался мой внезапный собеседник, бегло просмотрев номер. Газета действительно была направлена против Говорина, тогдашнего губернатора (переизбраться она ему, впрочем, не помешала). Так что я молча кивнул. "Против значит...", - задумчиво сказал мужик. И вдруг озарился каким-то внутренним светом. "А давай мы с тобой будем "за"?", - как-то очень искренне обратился он ко мне. "Давай", - поддержал я этот народный бунт против засилья грязных политтехнологий. "Договорились!", - радостно заключил мужик, крепко пожал мне руку и удалился.

И этот случай, разумеется, многому меня научил.

Теперь, когда я слышу о "народном волеизъявлении" или "общественном мнении", то вполне четко понимаю, о чем идет речь.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments