Акир (ahikara) wrote,
Акир
ahikara

"All the president's men" (1976)

Внезапно посмотрел этот классический фильм (четыре "Оскара", между прочим). Как ни удивительно, но посмотрел впервые, хотя разумеется о нем знал, да и про Уотергейт кое-что читал. Фильм в целом не понравился. Но в нем масса всего интересного, провоцирующего на размышления о многом. О демократии, о политике. И о журналистике.


Вообще, "Всю президентскую рать" вполне можно смотреть, как учебник по методике журналистского расследования. Очень детально все показано - и работа с архивами, и "висение" на телефоне, и погоня за информаторами. При этом конечно бросается в глаза совершенно иное отношение к информации. Информация - это то, что журналист знает. Неважно, откуда он это узнал, неважно что ему это сообщили на услових анонимности, главное что он это узнал, а не придумал. Не придумал - значит уже можно публиковать. Это полностью противоречит тому, чему всю жизнь учили меня старшие коллеги и тому, как я работал, работаю и скорее всего буду работать. Нет ссылки - нет информации. Но я расследованиями занимался очень мало. А в информационной журналистике все же подход другой. Кручу-верчу в голове - не могу ответить на вопрос, можно так работать или нет. В чем-то это даже более честный подход. Когда вся мера ответственности лежит на журналисте. Когда он сам пишет и заявляет что не врет. А не прячется за ньюсмейкера (как, что уж греха таить, все мы частенько делаем). С другой стороны это серьезно повышает уровень требований к обществу. У нас в стране, например, вполне можно словить судебный иск за приведенную в тексте цитату. В чем логика я понять не могу, но факт остается фактом - люди подают в суд на газету, опубликовавшую цитату, а не на автора этих слов. Так что даже "Ъ" и "Ведомости", которые как раз анонимными источниками пользоваться любят, я думаю, не могут позволить себе такой же информационной свободы как "Washington Post" в 1972 году.

Еще один интересный мотив - авторитет прессы. В фильме есть совершенно шикарный эпизод. Карл Бернстайн приходит на встречу с одним чиновником. Вместо того, чтобы принять, его маринуют в приемной несколько часов (знакомая ситуация, ага?). Тогда он обманом выманивает секретаршу из приемной, буквально врывается в кабинет и... начинает практически орать на чиновника: "Какого черта вы мне лично назначили встречу на 9,30, а сейчас устраиваете цирк и не пускаете на порог? "Вашингтон пост" достойна большего уважения!". Каков ответ, как вы думаете? Чиновник явно теряется, извиняется (!!! коллеги, вспомните, пожалуйста, когда перед вами последний раз извинялись должностные лица за допущенный с их стороны косяк?) и быстро идет на сотрудничество.

Очень много, конечно, про то, насколько другой была журналистика до компьютеров, мобильников и интернетов. Старшее поколение журналистов все это еще помнит, а я застал только самым краем. Насколько же все было сложнее и требовало больше сил! И, пожалуй, это было неплохо - дополнительный барьер для идиотов, количество которых сейчас в профессии, к сожалению, зашкаливает. Тем больше разбирает злость на "коллег", которые ленятся элементарно пробить информацию по Яндексу, чтобы верифицировать факты, позоря весь цех.

И вот еще что. Есть такая популярная тема: "Моральная ответственность журналиста". Допустима ли позиция "мы просто даем информацию", или надо отвечать за последствия? Тему эту я не люблю, потому что она порождает невероятное количество спекуляций, будучи в основе своей проста как три рубля. Простота заключается в том, что ситуаций, когда, осознавая последствия, журналист не должен выдавать информацию - их не так много. И они очевидны. Это и пресловутая ситуация с показом в прямом эфире деталей подготовки штурма здания, на радость террористам. И разглашение принципиальных деталей следствия. И публикация личных данных. Список на этом не исчерпывается, но он и не бесконечен. Любой адекватный человек способен сам все это понять, безотносительно того, журналист он или нет. Но риторику на тему "моральной ответственности" очень любят использовать для ограничения проникновения в СМИ вообще любой информации. Еще бы! Любая информация кому-то нравится, кому-то нет. Кому-то может навредить, кому-то сыграть на руку. Но тут работает старый и простой принцип: "Если ты не хочешь, чтобы в газетах напечатали фотографию, на которой ты пьяный и голый танцуешь на столе с проституткой, то никогда не танцуй пьяный и голый на столе с проституткой". Это первое. А второе (вот тут уже наверняка многие коллеги со мной не согласятся), журналист - не функция. Это человек,выбравший определенную социальную позицию. И надо продолжать оставаться этим человеком, в любой ситуации. Если тебе кажется какая-то тема плохой или грязной - не пиши на нее. Если тебя посылают на редакционное задание, противоречащее твоим личным принципам - не иди на него. Уволят? Ой, бида, бида. Ну, уволят. То есть это личная ответственность, а не профессиональная.

Еще одна отличная тема, которая есть в "Президентской рати" - это ответственность ньюсмейкеров. Почему-то часто забывается тот простой факт, что на собеседнике журналиста лежит точно такая же ответственность, как и на "акуле пера". Опять-таки, знакомая каждому журналисту ситуация: "Я вам сейчас кое-что расскажу, только вы это не печатайте...". Или еще хуже: "Я посмотрел текст интервью, который вы прислали - уберите оттуда то-то и то-то" -- "Но это же точная ваша цитата, вот диктофонная запись..." -- "Тогда я так сказал, да. А сейчас - уберите". Полный идиотизм. О чем думает человек, разговаривая с журналистом? В фильме опять-таки есть отличный эпизод, иллюстрирующий эту тему. Бернстайн звонит прокурору, чтобы взять комментарий на "горячую" тему, а тот в ответ начинает ругаться страшными словами, угрожать и т.д. Первое, что уточняет редактор, когда ему сообщают об этом разговоре: "Ты точно не забыл представиться? Он понимал что говорит с репортером?". Все, что сказано репортеру может быть опубликовано. Простой же принцип. Почему бы людям, общающимся с журналистами, его не запомнить?

Кстати, в кино показана и "темная сторона" этого принципа. Вудворд и Бернстайн активно используют личные знакомства. И даже давят на свою коллегу, которая крутит роман с "нужным человеком": достань у него список сотрудников комитета по переизбранию президента! Эта черта профессии, которая мне совершенно не нравится - отсутствие деления на "личное" и "профессиональное". Но, вынужден признать, самые мощные журналисты как правило живут именно так. Впоследствии, кстати, эта самая коллега в сердцах бросает Бернстайну и Вудворду: "У меня нет такой жажды крови, как у вас!". У меня, ее тоже нет. Поэтому Пулитцеровскую премию я никогда не получу.

Что-то какой-то сумбур вместо музыки у меня получился. Не отзыв и не размышление. Так что будем закругляться. Отвлекаясь от журналистики, скажу еще вот что. В фильме меня крайне зацепило четкое разделение позиций "против преступников в администрации президента" и "против государства". У нас к сожалению эти понятия сильно путаются (с обеих сторон). Опять-таки отличный момент - один из ньюсмейкеров не хочет разговаривать и объясняет: "Я верю Ричарду Никсону и не хочу чтобы мои слова повредили ему. Я - республиканец". "Я тоже" - моментально отвечает Вудворд (и там видно, что он не врет). Вот это и есть демократия. Партийные и политические пристрастия не важны, если речь идет о правде и законе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments