Акир (ahikara) wrote,
Акир
ahikara

БГ

Меж тем, интервью с Борисом Борисовичем таки состоялось. Причем уже две недели как. Но я все не мог собраться про него написать, ибо. Ибо было это ужасно и в целом я недоволен всем - как это происходило, как я себя там чувствовал и что получилось в итоге. Полностью мои мытарства с этим интервью рассказывать лениво и неинтересно, поэтому скажу просто: это был не мой день. И Борис Борисыча про меня не предупредили (или он все-таки сам забыл), и разговаривали мы всего 16 минут, вместо часа, на который я настраивался. И отвечал он коротко. А когда только-только удалось его хотя бы немножко разговорить - все, ему уже нужно на поезд. Вот так. Просидел я за кулисами, ожидая аудиенции в общей сложности около пяти часов. Все время ожидая, что "вот сейчас, сейчас". В итоге концерта не видел. Зато видел, как "Аквариум" настраивается. Ну и вот. Как обещал - выкладываю расшифровку. Но многого не ждите.

По поводу первых вопросов: мы разговаривали после благотворительного концерта в поддержку бездомных.



- Давайте, наверное, сначала про концерт?

- Спрашивайте - отвечаю.

- Большое значение для вас имеет, что это концерт в поддержку бездомных? Это другой концерт, не такой как обычно?

- Да вообще не бывает обычных концертов.

- Но конкретно этот - чем необычный?

- Каждый необычен по-своему. Этот - тоже по-своему.

- Песни, которые сегодня играли - по какому принципу они отбирались?

- По принципу - играть не то, что мы играем обычно. Чтобы сегодня все было по-другому.

- Ощущения от концерта какие у вас?

- Очень хорошие. Потому что концерты, которые не просто концерт, а еще и от них какая-то реальная польза людям. От этих концертов всегда ощущение хорошее на сердце. Я думаю, что и получилось у нас неплохо. А учитывая, что вот мы играли сегодня семь песен. Две из них вообще никогда не игрались никогда на сцене. Еще три если и игрались, то в забытые богом времена до ледникового периода. Еще одну тоже не играли несколько лет. А сейчас вспомнили. Поэтому и ощущения блестящие.

- Как вам кажется, люди, которые пришли на концерт - для них что-то значит, что это концерт в поддержку бездомных?

- Вы просите меня чтобы я представил себе, что думают люди, которых я даже не вижу. Это нелепо.

- На улицах нищим подаете?

- Когда мне кажется, что мой вклад может чем-то улучшить дело, а не просто пойдет в копилку какой-то машины, тогда могу. Если это профессионалы, то скорее всего нет.

- Вы точно отличаете профессионалов от тех, кто нуждается по-настоящему?

- Ну, я уже лет тридцать отличаю...

- Перед "Лунным туром" в конце декабря распространялась такая информация, что у "Аквариума" теперь совершенно новый состав, совершенно иное звучание. И многие даже переживали по этому поводу.

- Я попытаюсь в двух словах сказать важную вещь. Важна только музыка, которая происходит на сцене. Кто ее делает, как ее делает - неважно. Вот я прихожу, сажусь... И мне важно, чтобы это происходило. Чтобы чудо происходило. Кто играет, какая техническая поддержка, какой пиар - меня не должно волновать. Если играть плохо, то меня никакой пиар не спасет. А если хорошо - то он и не нужен. Поэтому он не нужен в любом случае.

- Но значит главное - это чтобы на сцене собрались нужные люди?

- Да, в этом и весь смысл.

- А вот эти люди, которые с вами играют. Откуда они берутся? Вы их специально ищете или их приносит река?

- Я их не ищу, они приходят сами. Можно сказать, что их приносит река.

- И легко ли безвестному музыканту, скажем, из Иркутска, плывя по течению, попасть в "Аквариум"?

- По-моему, невозможно. Но учитывая, что у нас все откуда-то взялись... Это невозможно, но исключения есть.

- А какой вы начальник?

- Начальник, тиран, феодал, все что угодно... Какой - я не знаю, это у ребят надо спрашивать. Мне кажется, что очень ленивый, к сожалению. А вообще, я не начальник, я подчиненный звука. Я делаю картину, вместе со всеми ребятами.

- Существуют ли какие-нибудь старые песни, которые вы сейчас не помните?

- Не думаю. Есть какие-то, которые сложно будет вспомнить, но я точно знаю, что они существуют. А совсем забытых думаю, что нет. Мне приходится время от времени прочесывать весь каталог, для того, чтобы найти какой-нибудь очередной бонус-трек, или текст для какой-нибудь антологии очередной. Поэтому мне просто по работе пришлось очень много свой каталог перебирать.

- А не возникает ли иногда желания забыть некоторые песни?

- У меня такого нет. Я помню все, начиная с первой песни, которую я написал. И все к месту, все не зря.

- Расскажите пожалуйста о концерте в Альберт-холле. Как вам там пелось? Ведь это совершенно уникальное место. Что там в воздухе летает?

- С моей стороны требуются поэтические "ахи" и "охи"? Для меня это просто правильный зал. Правильный, хороший зал. Вот этот (ДК "Ленсовета") тоже хороший. Но тот для меня лучше.

- Там ведь была достаточно необычная для вас публика. Как вас приняли?

- Там было достаточно много русских. Но и много англичан. Музыка сильнее меня, и сильнее моих хотений, не хотений... Когда я играю, то пришел - получай. Все. Вообще, когда идет sound-check, то еще думаешь о том, что это Альберт-холл. А когда ты выходишь на сцену, то уже не думаешь ни о чем. Ты находишься в своем пространстве.

- А с Шри Чинмоем вы как-то разговаривали об этом концерте?

- Ну его же там не было. Было много его учеников.

- Но ведь вы ему посвящали концерт.

- Ну да. Он был очень доволен.

- Уф, Борис Борисович, я просто уже боюсь вам вопросы задавать, потому что вы явно демонстрируете, что я пристаю с глупостями.

- Нет, абсолютно. Это у меня уже профессиональное, не обращайте внимания.

- Устали уже от журналистов?

- Ну, в принципе все интервью не имеют смысла. Имеет смысл только музыка.

- Я когда готовился к интервью с вами, то думал - такой вопрос задам, еще вот такой. А потом выяснил, что на большинство вопросов, которые я хочу задать, можно с ходу ответить цитатой из ваших же песен. Но профессиональный долг вступает в конфликт с личными отношением.

- Я понимаю.

- Если это не слишком личный вопрос, расскажите об имени Пурушоттама, которое дал вам Шри Чинмой. Вы ощущаете себя человеком преодолевшим все границы?

- Да нет, я себя ощущаю ровно тем, кто я есть и словами это не описывается. А имя - для меня это почетное имя. Потому что оно в индийской традиции довольно многозначное. Это "пуруша" в превосходной степени. Ну, в индуизм нам вдаваться сейчас нет смысла. Но то, что гуру решил такое имя мне дать - это почетно.

- Вас называют этим именем?

- Ученики Чинмоя - да.

- Рок-н-ролл мертв?

- Я думаю, что да, потому что исчезли условия, которые его породили и в которых он существовал.

- А что должно произойти, чтобы вы на этот вопрос ответили "нет"?

- Ну, я должен примкнуть к бригаде лысых, с такими нечесаными патлами, которые трясут пальцами при слове "Лед Зеппелин" и говорят, что вот "битлы", "перплы" - это ништяк, а все остальное - говно. Если я выживу из ума и начну себя так вести, вот тогда я скажу: "Да, рок жив, остальное - говно". Но пока я не готов к этому.

- То есть все-таки нужно шагать вперед?

- Так а с тех пор больших шагов вперед было штук пять. Ведь рок-н-ролл не единственный. И джаз мертв. И биг-бэнды мертвы. Все это прошло.

- А что живо?

- А только время покажет - что будет реально действовать на людей так, чтобы они от этого что-нибудь делали. Чтобы вдохновлять людей.

- Музыка должна вдохновлять?

- Да, конечно.

- Многие вот считают, что музыка прежде всего должна развлекать. Как и литература, впрочем.

- А, ну те кто считают, что музыка должна развлекать - они и слушают ту музыку, которая развлекает. Существует много людей, которые готовы удовлетворить их желание быть развлеченными. Но почему-то меня эта музыка совершенно не интересует. А меня интересует то, что меня вдохновляет.

- А авторская, бардовская песня?

- Я плохо с ней знаком, потому что на меня действовали те люди, которые писали эти песни в 60-х годах. Окуджава, Высоцкий, Клячкин в той или иной степени. А после этого я ничего не слышал. Я люблю титанов.

- А себя вы ощущаете стоящим на плечах титанов?

- Я звено в цепи передачи. Я у кого-то что-то приняло, я передаю это дальше. Я просто звено. Важны только песни, а я только почтальон их доставляющий.

- Вообще, многие говорят о том, что ловят песни на некую "антенну". А кто-то наоборот говорит, что это довольно мучительно происходит, именно "делается".

- Ну, кто как, да. У всех свои методы.

- Вообще к музыке применимо слово "делать"?

- Естественно, это работа. Работа, которую нужно уметь делать и надо хорошо уметь делать. Основа в ней - необъяснимая. Но эту необъяснимую основу мы должны уметь перевести в ноты, в тембры, в умение. И методы, которыми это делается вполне понятны.

P.S. Вообще, конечно, БГ чудесен. При том, что он совершенно не был расположен к беседе, уставший после концерта и ему надо было бежать на поезд - держался исключительно доброжелательно. Но идиотом я себя все равно ощутил в полной мере.

P.S. Про смысл жизни не спросил :-( Как и про смысл смерти. Виталий Палыч, простите.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments